Главная Контакты Поиск Мы ВКонтакте Мы в Facebook Лента свежих статей
 
Депрессия – выходы из душевной тьмы

Депрессия – выходы из душевной тьмы

Жители Германии взбудоражены самоубийством вратаря национальной сборной Роберта Энке и поглощены темой депрессии. Незадолго до этого события звезда футбола Себастьян Дайслер писал об осторожных путях выхода из депрессии. В биографии Андре Агасси также говорится о выгорании, которую часто рассматривают как первый симптом депрессии.
 
Смерть вратаря, которая определенно не была свободным выбором, а криком отчаяния, действует как маяк. Молодой, на вид цветущий и многообещающий футболист не вписывается в традиционный образ человека, погруженного в депрессию. Однако, его судьба может служить примером того, насколько далеко может зайти это заболевание и насколько мало оно соответствует старым стандартам и предпосылкам. Разговоры о том, что депрессия является прежде всего прерогативой женщин, не имеют ничего общего с правдой. Женщины просто чаще поднимают эту тему, тогда как мужчины предпочитают ее замалчивать, пока, как в случае Роберта Энке, не становится слишком поздно. Это самоубийство внезапно позволило большинству осознать масштабы заболевания. А тот факт, что его смерть оплакивало множество людей, говорит, как мне кажется, о том, какой резонанс вызывает тема депрессии. Вряд ли тот, кто не пережил подобную ситуацию сам, стал бы оплакивать незнакомого ему лично футбольного вратаря.
 
Национальная футбольная команда уже не та, что была раньше! А сама страна, осталась ли она прежней? Объективно больших изменений не произошло, но субъективно изменилось очень многое. Внезапно мы пришли к осмыслению одной из важнейших тем: нашей смертности, конечности нашей жизни. И за это осмысление мы благодарны Роберту Энке.
 
Комиссия ЕС уже давно говорит о том, что 25% европейцев нуждаются в психиатрическом лечении, и 80% из них страдают от депрессии. Ввиду того, что сельское население проблема затрагивает в меньшей степени, процент заболеваемости среди жителей городских агломераций будет еще выше. Кроме того, результаты одного исследования говорят о том, что больше половины мужского населения Германии даже не знают о своем диагнозе. А в свете перенесенного недавно шока ситуация выглядит еще более драматичной.
 
Если картина такого заболевания, как депрессия, становится центром широкого внимания, то это означает, что оно затрагивает все общество. Если следовать логике «болезнь как символ», то с окружающим миром ничего нельзя поделать, и мы можем выбирать только уровни реализации лежащих на поверхности тем. Выбор состоит не в том, позволим ли мы себе открыть и начать расширять свое сердце, а в том, на каком уровне мы будем это делать. Трагично, но большинство людей предпочитает реализовывать эту идею на уровне тела, в виде сердечной недостаточности, вместо того, чтобы сделать свое сердце широким и открытым на уровне души.
 
Точно также мы не можем свободно выбирать, хотим ли мы расти, но мы можем выбрать уровень роста. Тот, кто в зрелом возрасте отказывается от духовного и душевного роста, может начать испывать проблемы на уровне тела, что проявляется в формировании опухолей.
 
В середине жизни у нас нет выбора, будем ли мы сбрасывать балласт. Выбор состоит только в том, на каком уровне мы будем это делать. Уровень сознания избавит нас от телесного выражения в виде декальцификации костей или остеопороза.
 
Выражение «снова станьте как дети» потеряло сегодня свою популярность. Тем более, что эта (библейская) задача также не является свободным выбором. Тот, кто отказывается так поступать, может начать испытывать проблемы на телесном уровне, которые проявятся в виде болезни Альцгеймера. Начать вести себя по-ребячески вместо того, чтобы снова начать смотреть на мир изумленными глазами маленького принца – удручающий выбор.
 
Опираясь на понимание «болезнь как символ», мы быстро приходим к пониманию депрессии. Страдающий от депрессии не предпринимает почти никаких действий и ничего не делает по причине отсутствия спонтанной активности влечений. Он перестает что-то чувствовать, и это может быть ужасным признаком его ужасного состояния. В самом тяжелом случае, по причине нехватки ощущений, он постоянно думает о попытках самоубийства. Но это является не чем иным, как озабоченностью смертью, от которой никак не получается избавиться. В действительности у нас нет выбора, сможем ли мы примириться с собственной смертностью, выбор снова заключатется только в том, на каком уровне мы это сделаем. Вместо того, чтобы задуматься над вопросом в философском и религиозном смыслах, сегодня люди делают выбор в пользу мыслей о самоубийстве в рамках депрессии. Однако, если первые всматриваются в глубину жизни, последние оказываются во все более отчаянных обстоятельствах. Вопрос «веревка или пуля, яд или газ» не дает никакой реальной помощи.
 
То, как мы сегодня пытаемся уйти от смерти, выливается в продолжительную скорбь. Тот, кто пережил потерю ребенка или любимого человека с помощью психотропных средств, имеет все шансы скатиться в депрессию позднее. Разумеется, советы сегодняшних врачей не разглядывать жертв автокатастроф и облегчать свое состояние с помощью соответствующих (лечебных?) препаратов даются из добрых побуждений. Но как говорил еще Брехт, противоположностью «добра» является не «зло», а «добрые намерения». Поэтому проблема продолжает существовать, и тот, кто долго отталкивает от себя горе, не должен забывать о возможности возникновения депрессии. Мы словно вытесняем горе депрессией.
 
К счастью, традиционная медицина перестала оперировать понятием «эндогенная депрессия». Всегда существовала возможность понять даже самые сильные депрессии и найти выход из душевной тьмы с помощью сознания. Все квалифицированные психиатры знают, что к медикаментозной терапии всегда относится и психотерапия, но, к сожалению, при этом они имеют в виду не ту теневую терапию, которая доходит до самых глубин сознания, а когнитивную поведенческую терапию. Этот вид терапии действует на поверхности и, хотя с помощью различных трюков она предотвращает возникновение рецидивов, ее действия недостаточно для того, чтобы душа перестала возвращаться к переживанию кошмаров.
 
В случае депрессии речь фактически идет о мифологическом путешествии души, которая должна спуститься в царство мертвых в преисподней, чтобы встретиться там с тьмой, тенями и смертью. Великие герои мифов, от Орфея и Геракла до Энея и Одиссея совершили эти путешествия, и их символические похождения и сегодня могут указать нам путь сквозь царство тьмы.
 
Но и современные герои-путешественники указывают нам путь, как, например, Герман Гессе, депрессивные переживания которого привели его в Тоскану, в тот край, где его душа нашла исцеление. Но они привели его и в Индию, где он написал Сиддхарту и обрел смысл жизни. Когда я, работая над книгой о депрессии, повторил его жизненный путь, мне стало ясно, насколько точно каждый из его романов отражал его собственную борьбу с депрессией длиною в жизнь.
 
Не позднее середины жизни вопросами поиска смысла и толкования смерти задаются и наши современники. В случае отказа от этих осмыслений мы описываем возникшие проблемы такими терминами как пенсионный шок, депрессия пенсионеров, синдром пустого гнезда, синдром Хойслебауэра или возрастной кризис. Пенсионный шок и депрессия пенсионеров говорят о том, насколько смысл жизни зависел от работы, синдром пустого гнезда – о том, что значение имела только семья, а возрастной кризис – об отсутствии жизненного плана и цели жизни. Синдром Хойслебауэра показывает, насколько мало человека заботило все, что лежит за пределами дома. Но только тот смысл, который выходит за пределы этой жизни, дает силы преодолеть такие глубокие кризисы, как депрессия, и справляться с ними.
 
 
 
Опять же, у нас нет выбора, смиримся ли мы с собственной смертностью, но и в этом случае мы можем выбрать соответствующий уровень. В случае депрессии, которая обычно лишает человека сна, у него появляется много времени на размышления о смерти. Находясь в глубоком кризисе, он, обладая расстройством влечений, не позволяет себе претворить свои саморазрушительные мысли в жизнь. Так как у него больше нет надежды, и он перечеркнул свое прошлое, он, помимо всего прочего, в одно мгновение (сильнейшего отчаяния) превращает свою жизнь в кошмар.
 
В свете резкого увеличения количества страдающих от депрессии это заболевание приобрело огромное значение для всего общества. Глобализация все сильнее ускоряет общественные процессы. Слова Марка Твена звучат сегодня еще правдивее: «Как только мы перестали видеть цель, скорость удвоилась». Но тот, кто движется с такой скоростью, почти не имеет шансов прервать движение. Тот, кто не прерывает движение, перестает видеть содержание и не находит душевного равновесия. Без содержания теряется смысл, а без смысла все становится бессмысленным. И все больше людей страдает от бессмысленности своего существования. При отсутствии философии и без религиозного содержания жизнь становится не только бесцельной, но и бессмысленной. В таких обстоятельствах попытки самоубийства учащаются, и мы все глубже погружаемся в депрессию.
 
Еще сильнее обостряют ситуацию стремления к рационализации в современной экономике. Турбокапитализм обольщает компании, и, согласно советам различных консультантов, не несущих никакой ответственности за свои слова, все больше людей оказывается на улице, а оставшихся вынуждают выполнять обязанности уволенных и циничных удаленных сотрудников. При этом так называемые поставщики услуг попадают под сильное давление, вынуждающее их работать больше, но рано или поздно этому приходит конец. Когда нет возможности увидеть свет в конце туннеля, стол никогда не бывает пустым, работа никогда не заканчивается, а после отпуска к незавершенным задачам прибавляются новые, человеку грозит синдром выгорания. Представители традиционной медицины считают это первым симптомом депрессии.
 
На другой стороне баррикады находятся удаленные сотрудники, которые все чаще оказываются безработными или вынуждены браться за низкооплачиваемую работу. Если безработный еженедельно получает напоминание о том, что он больше никому не нужен, и что его умений недостаточно для получения работы, он постоянно чувствует себя обиженным, что повышает склонность к депрессиям. Еще в начале прошлого столетия этот факт был научно обоснован в австрийском Мариентале. В Германии в прошлом десятилетии в свете высокого уровня безработицы этому также нашли подтверждение.
 
В случае низкооплачиваемой работы проблемой (медицинско-психологической) является не низкий доход, а «работа». Профессия кормит тело и душу, а работа кормит только тело, оставляя душу голодной в течение длительного времени, в результате чего душа начинает болеть. Душе нужна пища, которую дает профессия или призвание, то есть зов души. Однако, сейчас мы живем в то время, когда появляется все больше различных должностей, но все меньше профессий.
 
Этот факт также можно обосновать в смысле, относящемся ко всему обществу. Мы все чаще игнорируем жизнь в настоящем. В Библии сказано: «Посмотрите на птиц в небе. Они не сеют и не жнут, но они живут». Вместо того, чтобы расслаблено жить здесь и сейчас, мы судорожно стремимся в «если» и «но», и боимся неизвестного будущего, забывая о том, что мы не можем решить проблемы сегодняшнего дня. Такая путаница во временах заставляет нас быстро вспомнить о законе полярностей. Однако, в сравнении с добровольными действиями принуждение всегда воспринимается болезненно.
 
Если в социальном мире рабочие отношения становятся все короче, многие обвиняют в этом работодателей. Но кто виноват в том, что и личные отношения развиваются по аналогичной схеме? В первом случае единственное место работы на протяжении всей жизни превращается сегодня во временную работу, а во втором отношения по схеме «пока смерть не разлучит нас» переходят во временное партнерство с тенденцией к отношениям на одну ночь. Обе тенденции лишают людей уверенности, и их повсеместно оплакивают. В обоих случаях мы поддаемся давлению, потому что нас лишают всего остального. Совместное прошлое почти ничего не значит в экономике, а совместного будущего почти не предлагают.
 
Результаты проявляются на уровне здоровья. Сегодня мы знаем, что стабильные личные отношения и уверенные, наполненные смыслом профессиональные отношения являются неким бастионом, стоящим на пути у депрессии. Но и то, и другое сносит течением турбокапитализма и глобализации. Вместо того, чтобы непрерывно оплакивать то, что уходит в прошлое, мы могли бы снова начать открывать для себя настоящее. А если мы будем проживать каждую секунду под девизом «лови момент», мы даже сможем вернуть себе будущее. Тот, кто проработает свое прошлое в плане психо- и теневой терапии, сможет отпустить его и благополучно оказаться в настоящем.
 
Идеальной была бы теневая терапия с погружением в темный мир, по возможности задолго до того, как судьба бросит нас туда насильно. При настолько широком распространении депрессии это было бы реальным и одновременно разумным вариантом. Разумеется, книга «Депрессия – выходы из душевной тьмы» и диск к ней предназначены не для тех, кто находится в состоянии глубокой депрессии, а для тех, кто добровольно желает погрузиться в свое царство теней и пройти по пути архетипов.
 
Но даже если уже стало (слишком) поздно, и депрессия уже развилась, при тяжелой картине заболевания нужно пускать в ход все средства. В книге «Депрессия – выходы из душевной тьмы» представлено множество практических методов и шагов, включая магнито-резонансную терапию и различные эксперименты с питанием. Например, прежде чем проглотить очередной препарат для регулирования уровня серотонина, можно подумать о том, чтобы обогатить свою диету растительной пищей и снова начать жить счастливо (см. www.heilkundeinstitut.at).
 
Однако, настоящей психотерапией в смысле подлиной встречи с тенями мог бы быть путь королей. Тот, кто добровольно освещает свой путь во тьме, не будет вынужден делать это насильно. Тот, кто добровольно ищет смысл жизни, не погружается в бессмысленность. Тот, кто добровольно присматривается внутреннему миру, обязательно найдет содержание и убережет себя от принудительного и мучительного урока извне.
 
В качестве заключения предлагаем вам выполнить небольшой тест, состоящий из четырех вопросов, взятый из книги «Депрессия – выходы из душевной тьмы», с помощью которого вы сможете узнать, угрожает ли вам депрессия и насколько сильно:
 
1. Люблю ли я людей, с которыми живу?
 
2. Люблю ли я работу, ради которой живу?
 
3. Люблю ли я место, в котором живу?
 
4. Живу ли я так, что могу завтра умереть, не пожалев о том, что что-то упустил в жизни?
 
Тот, кто на все вопросы быстро ответил «да», не подвержен депрессии; тому же, кто сомневается или ответил «нет», следует задуматься о профилактике, варианты которой предлагаются в книге «Депрессия – выходы из душевной тьмы».
 
 
Источник: http://razvivay.info
 
16.04.2012  |  Просмотров 168   
 

 
 
 
 
 
Рубрики
Книги по психологии
Красота и здоровье
Звезды и советы
Увлечения и творчество
Рецепты
Работа и бизнес
Видео
Наталья Толстая: Страхи, которые мешают нам жить
Тесты психологические
Тест Приступ гнева
01.04.2013  |  Просмотров 1262   
Плохо ли быть эгоистом?
10.08.2013  |  Просмотров 743   
Мы в соцсетях